15.09.2006

Я — из клана

Книжка «Донецкая мафия» в последнее время стала поводом для сенсаций в украинских СМИ. Бориса Пенчука и Сергея Кузина (авторов этого издания-антологии) обвинили в клевете персоны, которые там представлены лидерами криминального Донбасса. Один из персонажей, генерал милиции и нардеп-«регионал» Владимир Малышев в июне с. г. выиграл суд. Тот своим решением признал упоминания фамилии гражданина Малышева в книге неправдивыми, а также постановил взыскать с авторов в качестве материальной компенсации истцу заявленную им сумму в 3 гривни.В начале сентября еще один персонаж книжки — нардеп-«регионал» Борис Колесников также подал иск в суд, решив защитить честь и достоинство пострадавших в результате издания «Донецкой мафии». Кроме того, на днях стало известно, что решением Киевского райсуда Донецка арестовано имущество одного из авторов Бориса Пенчука: две квартиры в областном центре и авто-иномарку. Это было сделано в связи с третьим иском, поданным известным донецким журналистом Александром Кучинским. Тот обвинил авторов нашумевшего издания в плагиате. Нарушение своих авторских прав истец оценил в 250 тыс. грн. материального ущерба и в 10 тыс. грн. — морального.

После таких новостей вполне вероятна первая мысль — «Прессуют свободу слова!» Но чтобы понять природу скандала, важно знать, что ему предшествовало.

Для Европы — мафия в подарок

В сентябре 2005 г., в преддверии парламентских выборов, в Донецком пресс-клубе созвали «круглый стол» по проблемам коррупции. Журналисты пришли, а в президиуме сидит... Борис Пенчук. Тот самый «свидетель», чьи показания дали толчок раскрутке публичного скандала вокруг «дела Колесникова»

Бывший акционер донецкого торгового центра «Белый лебедь» г-н Пенчук кроме сотрудничества со следствием энергично и напористо популяризировал через СМИ свою теорию о «донецких бандитах». Теперь, выходило, настал черед донецким журналистам внимать показаниям свидетеля и тиражировать их? После того, как спустя четыре месяца был освобожден из СИЗО главный якобы обидчик г-на Пенчука председатель Донецкого облсовета Борис Колесников? Когда оставалось мало сомнений, что дело рассыпалось, а для его закрытия осталось соблюсти формальности?

Такой финал явно печалил Бориса Пенчука. Он стал жаловаться журналистам: мол, его как ценного свидетеля следствие уже забыло. И заявил, что решил открыть свой фронт борьбы с «донецкими». Далее прозвучал рекламный монолог о пенчуковском проекте-детище общественной организации «Антикоррупция» (с черной кошкой в символике).

Столь лобовая смена жанра вызвала недоумение журналистов, коих вовлекли в промоушн личной предвыборной мечты гна Пенчука (потом его имя будет в списках «Поры»). Тогда с ним рядом сидел и адвокат Валерий Фуер. Он не смог (или не захотел) внятно ответить на все мои вопросы об уставе, структуре, формах работы, а также о численности рядов «Антикоррупции». Были одни намеки: мол, нас много, но приходится «не светиться» — опасно. Зато нашлись энтузиасты во всех госструктурах и они дело уже делают.

Я тогда спросила, не смахивает ли такой самодеятельный сбор компромата на укрывательство преступлений или подготовку шантажа? Вместо ответа Пенчук стал звать журналистов на борьбу с донецкой мафией. Показал глянцевую обложку почти готового издания с таким же названием «Донецкая мафия». Заверил, что подарочные экземпляры бесплатно получат все посольства в Киеве. Журналисты же могли поучаствовать: провести журналистские расследования, а их итоги поместить в книге. Вопрос мой об условиях соучастия в проекте (договор, гонорар, адвокатское сопровождение расследования и пр.) был прихлопнут ответом: «Неэтично обсуждать гонорары, когда мафия наступает».

Забавно было наблюдать, как у всех на глазах из обычного свидетеля рождается издатель с поразительными представлениями о процессе создания книги. Кроме того, еще тогда было ясно: книжка нужна срочно для предвыборного скандала, она станет фишкой черного пиара. И скандал будет. Но потом. А вот кто рискнет стать «литературным негром» — интрига так и осталась в пресс-клубе.

Напарником затеи с книжкой стал «чужой среди своих» журналист Сергей Кузин. Он, поработав в разных газетах Донецка, более года назад переехал в Киев, оставив яркие воспоминания у донецких (да и киевских) коллег о методах творчества.

В столице, конечно, всегда сложно стартовать, если нет протекции. Донецким особенно. Но журналисту Кузину дважды повезло.

Во-первых, он прибыл в Киев накануне выборов, когда высок спрос на «казачков» из стана конкурентов.

Во-вторых, правительство Юлии Тимошенко уже подняло волну против «донецких олигархов» синхронно с чредой рапортов главы МВД Юрия Луценко об угрозе возврата «донецких бандитов».

Так что реализовать свои журналистские амбиции на подобной тематике было делом несложным. Важно только, чтобы тебя к такому делу «подвели».

Знакомство с «оранжевыми» журналистами облегчило переселенцу Кузину освоение Киева его свели с земляком Борисом Пенчуком. Видно, интересы совпали. Ведь вскоре книжка «Донецкая мафия» стала перманентным скандальным реактивом предвыборной кампании. Впрочем, это не продвинуло партию «Пора» в парламент.

А теперь вот грянули эти суды. Почему теперь? Может, от куража издателя, ведь г-н Пенчук, не испугав Украину, вознамерился стращать «донецкими бандитами» Европу. А может, понравилось быть издателем? Или в преддверии будущих судов сотворить миф «последнего героя»? Когда от исков гнПенчук отбивается в телеэфире эпатажно: «Представители донецкого клана начали активные действия по уничтожению книги «Донецкая мафия».

В ожидании франков и фунтов стерлингов

Мое имя в книжке тоже есть. Там приведена моя статья о ходе расследования убийства Игоря Александрова «В «деле Александрова» и мистики, и фабриканты». Хотя хочу ли я увековечить итоги своего 5-летнего расследования в антологии, авторов издания не интересовало. Почему, с какой целью моя журналистская репутация должна работать на политический имидж Бориса Пенчука и умножать гонорары Сергея Кузина?

Узнать сие оказалось сложно. Много месяцев я пыталась связаться с авторами издания. Но они словно ушли в глубокую конспирацию, изредка появляясь в телеэфире «5 канала» и в новостях сайта «Остров».

К слову, эти СМИ стали своеобразной трибуной анонсов каждого нового витка скандала вокруг книжки. Сначала сообщалось о недовольстве известных людей региона, упомянутых в текстах антологии. Потом пошли новости об угрозах арестовать тираж и убить авторов.

Я как автор хотела остаться в живых и снова кинулась искать книжных «антикоррупционеров». Пока не случился забавный эпизод. Накануне получила от адвоката совет повременить с иском, раз уж книжка будет издаваться в Великобритании и Франции (как извещали через СМИ г-да Пенчук и Кузин): «Тогда можно будет материальный ущерб заявлять по настоящим европейским стандартам».

Посмеялись. Да и времени не было продолжать поиски этой писательской парочки. Ведь в Луганске шел к завершению двухлетний процесс над бандой Александра Рыбака. Это к гибели журналиста Игоря Александрова имело прямое отношение, надо было срочно готовить статью для «2000», где я все эти годы публиковала свои материалы по этому резонансному делу.

Перед отъездом в Луганск таки позвонила коллегам на сайт «Остров» и спросила, откуда им известно, что «Донецкую мафию» вот-вот напечатает некое французское издательство. Мне ответили, что «Острову» сообщил об этом Кузин. Мой вопрос, проверялась ли эта информация, вызвал недоумение: «А ты что, не веришь?»

Как тут не верить после триумфа авторов антологии в узких кругах столичных законодателей моды на свободу слова! Ведь эксперты «Корреспондента» считают, что «Донецкая мафия» вполне заслуженно заняла 3-е место в номинации «Документалистика» в рамках этим же изданием объявленного конкурса.

А потом случайно встретила журналиста Александра Кучинского, показалось, что он чем-то обескуражен. Ну, а каково ему, обворованному, отбиваться от расспросов: «Книжку видел, тебя там много, а чего имя свое не поставил?» Вот и решил мой коллега подать в суд иск на авторов «Донецкой мафии» по факту плагиата.

Имя Александра Кучинского хорошо известно в узких кругах тех, кто работает в криминальной тематике. За долгие годы человек наработал себе досье, архив, репутацию. Издал книгу очерков «Хроника донецкого бандитизма», прослыл экспертом в сложной теме преступности по-донецки. На этом публикаторы и прокололись, позарившись на все — и на факты, и на мифы, и на художественный домысел. Смешно читать в книжке-призере по «документалистике», например, внутренние монологи давно убитых бандитов, хронику придуманных Кучинском персонажей (с несуществовавшими кличками). Такие приемы 10 лет назад журналист использовал вынужденно. А у нынешних «хроникеров» из такого былого пошла «пурга» прямым текстом.

Сегодня миф о «донецких бандитах» по-прежнему востребован, но в иных реалиях политической конъюнктуры. Чем это может обернуться для журналистов—соучастников всяческих проектов, мне стало ясно после телефонного общения с Сергеем Кузиным. Меня он вспомнил и нетерпеливо спросил, что мне надо. Объяснила. Он ответил откровенно. Предоставить газету «2000» с моей статьей не может, все брал из интернета. С авторами текстов предварительно не общался: «Я сделал так, как посчитал нужным... Если бы я всех стал обзванивать...» Предупредил, если я захочу с ним судиться, у меня ничего не получится. Авторские права на «Донецкую мафию» оформлены на Бориса Пенчука. А на обложку «просто мое имя поставили», бросил ключевую фразу Сергей Кузин (тот самый, что еще недавно на «5 канале» вспоминал, как «переписывал книжку четыре раза»).

40 тысяч — долг за смелость

«Донецкую мафию» я смогла купить только на книжном базаре (в магазинах не нашла) за 23 грн. Через три месяца увидела ее в киоске донецкого аэропорта уже по цене 45 грн.

Открыла, читаю и ловлю себя на том, что строки какие-то знакомые. Натыкаюсь на подпись — «Нина Рыкова, еженедельник «2000». Но ведь эта статья пролетела по всему интернету, ее перепечатали многие издания. И мне как автору отлично известно, что в «2000» статьи «В «деле Александрова» и мистики, и фабриканты» не было! Видимо, плагиаторов подвела самонадеянность и они приписали ссылку на солидную газету, где я действительно опубликовала немало статей. Но этой — не было. Меня насильно вписали для массовки в неведомый мне политический проект. И ссылка на «2000» солидности прибавила. Хотя, подозреваю, редакция этой газеты может потребовать от авторов пояснений в суде причины такой странной ошибки. И, вероятно, коллектив еженедельника может расценить подобное использование недостоверной ссылки на «2000» как подрыв деловой репутации газеты со стороны участников политического проекта. Как провокацию.

Моим «соседом» на странице книжки стал одиозный персонаж, подсудимый Вячеслав Синенко со всеми своими спекуляциями на смерти журналиста. Сидя на скамье подсудимых, человек вправе что угодно заявлять в стремлении спастись от тюрьмы. Но свободным от профессиональных понятий журналистам явные байки (мне уже удалось их перепроверить) — сенсация. А в книге вижу этот нонсенс: версия «Игоря Александрова убили из-за Вячеслава Синенко» преподается в контексте мнения до сей поры подсудимого — «моя смерть была выгодна Ринату Ахметову«. Хотя еще неизвестно, что завтра скажет со скамьи подсудимых информатор «проектировщиков». Такая вот жареная «документалистика»! О мужестве журналиста Александрова в книге рассуждает некто, усердно травивший Игоря еще при жизни и за солидные гонорары. Зато человек, смело сломавший хребет гигантской гидре фальсификации и заслуживший быть гордостью судейского корпуса Украины — Иван Корчистый, тогдашний судья Апелляционного суда Донецкой области, походя упомянут почему-то как «судья из Славянска».

Подобных трактовок и акцентов, даже фактических ошибок в книжке — масса, но читатель их не видит, он просто принимает как данность купленную правду.

Кстати, как-то журналист Сергей Гармаш на мои замечания по поводу придуманных сенсаций вокруг дела Александрова сказал: «А кто, кроме тебя, это знает? Ты же все равно не можешь все ошибки всем исправлять. Завтра это будет уже неважным».

А завтра и получилась «Донецкая мафия» в натуральной топорной лепке «проектировщиков». К слову, на 2-й странице перл: «Все права защищены Законом об авторском праве. Воспроизведение книги или любой ее части без официального согласия правообладателей преследуется в судебном порядке». То есть теперь добиваться изъятия из книжки похищенной своей же статьи мне рискованно.

Словом, логика пиар-хоровода вокруг книжки «Донецкая мафия» ясна. Любой проект когда-то завершается. Иногда тем, что приходится отвечать «за содеянное». Возможно, потому через пару дней после нашего общения Сергей Кузин дал исповедальное интервью интернет-изданию «УРА-Информ», поведав, как он творил антологию, были ли покушение и угрозы, а также о готовности тоже судиться с вчерашним товарищем Борисом Пенчуком, недоплатившим журналисту 40 тысяч гривен. Повод есть — защита авторских прав, так как г-н Пенчук для англоязычного издания нанял другого журналиста (подробнее об этом читайте УРА-Информ. Донбасс, http://ura.dn.ua/print/?/15522).

Книжка стала неудачной спецоперацией политических неофитов. Их декларации о чистке власти — примитивный блеф. Целый год они цинично прессингуют общество подобными шедеврами «документалистики». Элита журналистики тоже оказалась доверчивым потребителем плагиата. Хотя ведь могли же полистать страницы и убедиться: про бандитов в Донецке много и смело писали всегда и так смело, что даже теперь все это впечатляет. Еще больше — «кухня», где завариваются сенсации.

За настоящие расследования журналиста, случается, убивают. А вот за проекты непременно платят деньгу. Сравните число пишущей братии, кто при жизни Игоря Александрова вместе с ним бандитов пытался побороть, — и сколько через 5 лет после его смерти экспертов наплодилось.



Нина РЫКОВА
Данная статья вышла в выпуске №37 (333) 15 - 21 сентября 2006 г.
0




НОВОСТИ ДНЯ


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!