27.06.2008

Тайна атаки К-21

Тайна атаки К-21

4 июля 1942 года подводной лодкой К-21 под командованием Героя Советского Союза Николая Лунина (уроженца Одессы) был атакован флагман гитлеровского флота линкор «Тирпиц». В наши дни дискуссия о результатах атаки закончилась — практически все исследователи согласились с выводом, что лунинские торпеды цели не достигли.

Различаются лишь оценки этого эпизода — от «обычная на войне непреднамеренная ошибка в определении результата» до «лунинское вранье». Сам Лунин так оценил результаты атаки в официальном отчете: «Попадание двух торпед при атаке ЛК «Тирпиц» считаю достоверным, это должно быть подтверждено разведкой; в то же время допускаю возможность, что головной миноносец, повернувший в момент выстрела на контркурс с ЛК, перехватил торпеды на себя; в пользу этого предположения свидетельствуют последующие большие взрывы».

Однако действительно никаких упоминаний не только о торпедировании «Тирпица», но и о самом факте атаки в немецких источниках нет! Сразу скажу, не выдерживает никакой критики известная версия В. Пикуля, что гитлеровские адмиралы изъяли сведения о торпедировании «Тирпица» из всех документов (включая бортжурнал), дабы скрыть сей факт от своего фюрера. Скрыть от лидера государства выход из строя флагмана флота столь же нереально, как, скажем, гибель 6-й армии в Сталинграде! Необходимо как-то объяснить бесславное прекращение операции. Тем не менее есть основания полагать: Лунин не только достиг попаданий в «Тирпиц», но и нанес ему серьезные повреждения, выведшие немецкий линкор из строя примерно на год!

Предыстория

Раскрыть тему невозможно без краткого обзора действий немецкого флота в начале Второй мировой войны. В этот период по приказам Гитлера немецкие моряки проводили очень рискованные операции, не всегда заканчивавшиеся благополучно. Но ощутимых результатов немецкие надводные корабли не достигли. Единственным громким успехом стало потопление однотипным с «Тирпицем» «Бисмарком» крупнейшего боевого корабля англичан — линейного крейсера «Худ». Но и «Бисмарк» из своего первого и последнего плавания не вернулся. Главным фактором, обусловившим конечный успех англичан, стало наличие у них авианосцев. Больше попыток прорваться в Атлантику немцы не предпринимали.

После гибели «Бисмарка» крупные немецкие корабли бездействовали, вызывая все большее раздражение фюрера. Гитлер все чаще и громче высказывал сомнения в компетентности своих адмиралов и даже начал говорить о бесполезности крупных боевых кораблей в современной войне. Лишь зимой 1942 г. «Тирпицу» и его собратьям нашлась важная и посильная работа — борьба с полярными конвоями. Маршрут союзных караванов проходил невдалеке от оккупированной Германией Норвегии, в зоне досягаемости немецкой авиации, обеспечивающей надводным кораблям поддержку и прикрытие. Поэтому зимой 1942 г. все боеспособные немецкие корабли были перебазированы в норвежские фьорды, и в марте «Тирпиц» вышел на перехват конвоя PQ-12. Рейд закончился ничем — в условиях плохой видимости фашисты не смогли обнаружить караван союзников.

Попыток атаковать следующие четыре конвоя «Тирпиц» и другие крупные корабли не предпринимали. Скорее всего, Гитлер поверил заверениям Геринга, что с наступлением полярного дня и улучшением погоды его парни разберутся с союзными караванами без помощи флота. Однако, несмотря на потери, союзные караваны продолжали следовать на Мурманск. Поэтому для операции против очередного каравана PQ-17 привлекались все находившиеся на тот момент в строю корабли, вел эскадру начальник штаба германских ВМФ адмирал Шнивинд.

Необъяснимый разворот

Трагическая история PQ-17 хорошо известна: прикрывавшее конвой крупное линейное соединение союзников имело приказ не входить в зону действия немецкой авиации, т. е. туда, где «охраняемый» караван и подстерегают главные угрозы (?!). Получив информацию о выходе немецкой эскадры в море, руководство Британского адмиралтейства приказало судам конвоя рассредоточиться, в результате большинство из них стало жертвами немецких подводных лодок и авиации. Однако если лунинские торпеды прошли мимо цели, почему немецкая эскадра пробыла в море только несколько часов и не приняла участия в пире хищников?!

Объяснения этого «маневра» в западных и немецких источниках путанны и противоречивы. Общими являются только ссылки на нежелание Гитлера рисковать своими кораблями — именно с этого момента жалобы на сверхосторожность фюрера превалируют в мемуарах немецких адмиралов. К примеру, Фридрих Руге утверждает, что эскадра вернулась назад, поскольку приказ Гитлера запрещал вступать в бой, пока не будет выведен из строя входивший в состав сил прикрытия авианосец «Викториес». Но риск удара палубной авиации возникал с момента выхода эскадры в море, рассчитывать, что за несколько часов люфтваффе не только обнаружит, но и выведет из строя британский авианосец, было нереально. К слову, против 36 самолетов «Викториеса» немцы располагали тремястами машинами берегового базирования.

Другая распространенная версия заключается в том, что, узнав о распаде конвоя, немецкое командование решило: «не царское это дело» — «Тирпицу» и другим крупным кораблям охотиться за отдельными транспортами, и отозвало их на базу, предоставив довершить разгром конвоя авиации и подводным лодкам. Но действия одних только самолетов и подводных лодок не могли гарантировать полное уничтожение кораблей конвоя. Несмотря на полярный день и благоприятную для авиации погоду, треть судов PQ-17 все же достигла Архангельска. По собственной инициативе устраниться от дальнейшего участия в операции Шнивинд не мог — скорее наоборот, он бы с удовольствием принял участие в таком безопасном деле, как охота за беззащитными транспортами. Надводные корабли имели возможность, которая отсутствовала у авиации и подводных лодок, не только топить беззащитные транспорты, но и захватывать их в качестве призов. Десяток кораблей с ценнейшими стратегическими грузами были бы хорошим подарком задыхающемуся в тисках блокады Третьему рейху.

Существует и третья версия (само количество версий говорит о многом!): Гитлер долго не решался разрешить выход в море, и когда приказ был наконец получен, было уже поздно: эскадра не успевала догнать караван и поэтому вернулась на базу.

Курс, по которому полярные конвои двигались с максимально возможной для тихоходных транспортов скоростью, немцам был отлично известен. После обнаружения конвоя рассчитать график его движения не составляло труда. Мало того, некоторые источники сообщают, что после того как эскадра вернулась к норвежским берегам, немецкое командование еще двое суток обсуждало возможность возобновления операции, но уже без участия «Тирпица».

Кораблями не рисковать, а распилить на металлолом?

Еще более странные события произошли далее: спустя две недели после завершения практически не начавшейся операции на «Тирпице» начался ремонт. Историк Фрир-Кук, отрицая, естественно, торпедирование «Тирпица» Луниным, сообщает, что на линкоре проводились «профилактические» работы с использованием кессона (кессоны, как известно, используются для устранения повреждений подводной части корпуса вне доков). Другие западные историки либо ничего не говорят о ремонте, либо объясняют его техническими неполадками. Не упоминают ремонт как причину дальнейшего бездействия «Тирпица» и фашистские адмиралы.

Другие же немецкие корабли во второй половине 1942 г. пытались действовать очень активно. В августе карманный линкор «Адмирал Шеер» совершил авантюрный рейд в Карское море (а как же «сверхосторожность» Гитлера?). Но и эта операция, и другие ощутимых успехов не принесли. В сентябре после перерыва, вызванного катастрофой PQ-17, под давлением Сталина Черчилль направил в Мурманск следующий конвой. На этот раз линкоров в составе сил прикрытия не было — казалось бы, легкая добыча для «Тирпица». Но он, как и другие корабли, в море не вышел. Конвой понес большие потери от ударов авиации, и Черчилль вновь приостановил отправку конвоев до наступления полярной ночи. Движение их возобновилось в декабре, и снова они шли без линейного прикрытия. В новогоднюю ночь 1943 г. один из караванов атаковали карманный линкор «Лютцов» и тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», но, встретив упорное сопротивление двух британских легких крейсеров, убрались восвояси, несолоно хлебавши.

Ярости Гитлера после новогодней битвы не было границ. Он отправил в отставку командующего флотом гросс-адмирала Редера и приказал разрезать на металлолом все крупные боевые корабли, включая «Тирпиц», «поскольку убедился в их полной бесполезности». Согласимся, это чересчур даже для такой эксцентричной личности, как Гитлер, — требовать от командиров кораблей избегать любого риска и одновременно отправлять на слом столь дорогие во всех отношениях линкоры и крейсера. В конце концов новому главкому ВМФ Деницу удалось убедить фюрера отменить свой приказ.

Но что любопытно: приводя аргументы в защиту линкоров, немецкие адмиралы не вспомнили разгром PQ-17, решающую роль в котором сыграл не сделавший ни одного выстрела «Тирпиц». Видимо, были серьезные моменты, не позволявшие занести этот успех в актив надводных кораблей. Непонятно также, почему адмиралы не попросили своего фюрера предоставить им последний шанс: если крупные корабли все равно идут на списание, то «пусть они погибнут, сражаясь!» Не получилось разгромить союзный конвой без «Тирпица»? Направим его на разгром следующего! (Прими «Тирпиц» участие в новогоднем бою — британские крейсера не продержались бы и несколько минут.)

Но до апреля 1943 г., когда Черчилль вновь приостановил отправку конвоев, «Тирпиц» в море так и не вышел. В этот раз такое бездействие историки объясняют нехваткой топлива. Конечно, дефицит нефти в Третьем рейхе был жесточайший, но худо-бедно 5 — 6 млн. тонн в год, не считая синтетического горючего, Германия имела. 10 тыс. тонн, необходимых для выхода немецкой эскадры в море, Гитлер при желании мог найти.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод: легенду о «трусливом на море» и сверхосторожном Гитлере незадачливые немецкие адмиралы придумали задним числом, дабы объяснить годичное бездействие «Тирпица» и заодно собственные неудачные действия. На самом деле авантюризм был характерной чертой фюрера и в политике, и в военной стратегии.

Операция против PQ-17, помимо военных целей, преследовала и «политическую»: восстановить в глазах фюрера подорванное предыдущими неудачами реноме Флота открытого моря. Нетрудно представить чувства адмирала Шнивинда, когда у борта «Тирпица» разорвались торпеды К-21! Предвидя реакцию Гитлера, он не сразу отдал приказ о возвращении, надеясь устранить повреждения в море силами экипажа. (То, что некоторое время после атаки К-21 немецкая эскадра продолжала следовать прежним курсом, считают доказательством промаха Лунина.) Однако повреждения оказались слишком серьезными: британский самолет-разведчик зафиксировал через час после атаки Лунина, что эскадра движется с черепашьей для боевых кораблей скоростью — 10 узлов (правила противолодочной обороны категорически запрещают сбрасывать скорость в открытом море, даже для спасения тонущих людей).

Активные, но малорезультативные действия немецких кораблей во второй половине 1942 г. были прежде всего попытками доказать фюреру свою небесполезность. «Тирпиц» в этот период не мог выйти в море, поскольку зализывал нанесенные Луниным раны.

И на зиму 1943 — 44 гг. задача этого линкора оставалась прежней: активными действиями помешать движению полярных конвоев. Но в сентябре 1943-го он был успешно атакован на якорной стоянке британскими мини-подлодками, впоследствии несколько раз становился объектом атак британской авиации и вплоть до окончательной гибели осенью 1944 г. так и не был введен в строй. Следует заметить, что задачу вывести «Тирпиц» из строя прямо на стоянке Черчилль поставил еще в январе 1942 г., отметив, что такое событие кардинально изменит стратегическую ситуацию во всем мире. 27 апреля английские самолеты впервые атаковали «Тирпиц», но попаданий не достигли. Летом из-за полярного дня налеты были невозможны, но и осенью — весной 1942 — 43 гг. англичане ни разу не пытались атаковать линкор. Не потому ли, что знали о его небоеспособности?

Неудавшийся блеф

Остается ответить на вопрос: почему торпедирование «Тирпица» не нашло подтверждения в немецких архивах? Конечно, Лунин мог промахнуться. — Но как опытные сигнальщики на «Тирпице» и кораблях сопровождения могли при тихой погоде не заметить на поверхности моря следов торпед?

Ответ следующий: потеряв на длительное время «Тирпиц» как реальную боевую единицу, гитлеровцы решили скрыть этот факт от противника, чтобы сохранить сковывающее воздействие линкора. Такие комбинации не редкость в военно-морской истории.

Наиболее известную провели немцы в 1915 году. В начале Первой мировой войны немецкий линейный крейсер «Гебен» играл на Черном море роль, аналогичную роли «Тирпица» в Северной Атлантике, в одиночку сковывая русский Черноморский флот, состоявший из шести старых броненосцев. Но в начале 1915 г. он подорвался на мине. Это событие могло сделать русский флот на несколько месяцев полным хозяином Черного моря, поскольку никаких других кораблей ни у немцев, ни у турок не было. Активные действия Черноморского флота в этой ситуации могли привести к далеко идущим последствиям вплоть до выхода Турции из войны. Но русские корабли бездействовали, поскольку командование считало, что «Гебен» в любой момент может выйти в море. Немцы сумели так организовать ремонт стоящего на Стамбульском рейде «Гебена», что об этом не узнал ни один из сотен агентов стран Антанты, находившихся в турецкой столице.

Проведение таких операций предусматривает перекрытие любых каналов утечки, в том числе изъятие упоминаний из всех документов, включая бортжурналы. (Даже самый секретный документ может попасть не в те руки!) Ремонт проводился не в доке на судоремонтном заводе, что обнаружила бы разведка союзников, а на плаву, в месте постоянной стоянки, в пустынном фьорде.

Но поверили ли англичане уловке немцев?

Однозначно, нет! Как стало известно после войны, англичане подобрали ключи к шифровальной машине «Энигма», которой пользовались немецкие вооруженные силы, и информацию о противнике имели всегда самую точную и достоверную. Первоначально британское командование подтвердило торпедирование «Тирпица». Однако позднее союзники предпочли «поверить» гитлеровцам. Угроза «Тирпица» была дополнительным аргументом, объясняющим советскому руководству приостановку отправки конвоев. Но, безусловно, небоеспособное состояние линкора союзное командование учитывало при планировании своих действий.

Нетрудно объяснить молчание англичан и после войны: британским джентльменам не хотелось сознаваться в крайне некрасивом поведении по отношению к союзнику. Фашистские адмиралы также не жаждали признавать, что причиной полного фиаско немецкого флота стала одна атака советской подводной лодки.

Атака, изменившая ход войны

К приведенному выше высказыванию Черчилля стоит добавить мнение английского автора Дэвида Вудворда, всю войну бывшего военным журналистом при Британском адмиралтействе:

— Если бы «Тирпиц» мог выйти в море в критические месяцы 1942 года, когда чаша весов еще колебалась, война в лучшем для нас случае затянулась бы еще на много месяцев. (Т. Тулейя, Д. Вудфорд. Сумерки морских богов. Стр. 480. М. 2002.)

Конечно, со столь категоричным заявлением можно спорить. Но действительно, во второй половине 1942-го союзники направили в Средиземное море значительные силы флота, что позволило осуществить высадку союзных войск в Северной Африке, приведшую к гибели армии Роммеля и к выходу Италии из войны. Тогда же, осенью 1942-го, в критический момент битвы при Гуадаканале союзники смогли перебросить из Атлантики в Тихий океан несколько линкоров и авианосцев, что решило ее исход (это сражение занимает в истории войны на Тихом океане такое же место, как Курская битва в Великой Отечественной, — после Гуадаканала стратегическая инициатива окончательно перешла к союзникам, японцы только оборонялись, выигрывая время). Крайне сомнительно, что союзное командование рискнуло бы оголить коммуникации в Северной Атлантике, если бы исправный «Тирпиц» не мог выйти в море только из-за нехватки топлива (так объясняет его бездействие сам Вудворд).

Резюмируя, следует признать: результативная атака К-21 с точки зрения стратегических последствий была самой успешной в мировой военно-морской истории! Ее влияние на дальнейший ход войны несоизмеримо со всеми другими знаменитыми подводными атаками.

Конечно, высказанная мной версия — пока только версия. Формат газетной статьи не позволяет автору использовать все имеющиеся у него материалы. Чтобы проверить ее, необходимо провести детальное целенаправленное изучение советских, британских и немецких военно-морских архивов. От внимательного исследователя не смогут укрыться неизбежные при подтасовках нестыковки, пробелы и т. п.

Это необходимо сделать, дабы расставить все точки над «і» в этой запутанной истории, восстановить доброе имя Героя Советского Союза Николая Александровича Лунина и воздать должное его подвигу!



Александр ФИДЕЛЬ
Данная статья вышла в выпуске №26 (420) 27 июня - 3 июля 2008 г.
0




НОВОСТИ ДНЯ


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!