13.04.2007

Полоний в Лондоне

Полоний в Лондоне

Жорес МЕДВЕДЕВ, ученый-радиобиолог, Лондон

Кто убил Литвиненко? Приговор «свободной» прессы

Организаторы убийства Литвиненко, безусловно, предполагали, что реального суда присяжных и приговора по этому делу не будет, во всяком случае в ближайшей перспективе. Суд и приговор поэтому были возложены на средства массовой информации. Они появились раньше, чем газетные расследования, в которых все же мог наблюдаться некоторый разнобой. В драматической обстановке на ступеньках больницы, где только что умер Литвиненко, Александр Гольдфарб зачитал некий памфлет, якобы заявление самого Литвиненко, продиктованное им за два дня до смерти. Зачитывался перевод с русского оригинала, хотя реального звукового оригинала не было. Все имеющиеся русские публикации этого заявления являются обратными переводами с английского. В тексте, обнародованном Гольдфарбом и сразу переданном по множеству телеканалов и радио, назывался лишь один виновник убийства — «господин Путин».

«Предсмертное заявление» Литвиненко было составлено в четких коротких выражениях рекламного стиля. «Вы показали, что не стоите своего места, не заслуживаете доверия цивилизованных людей». В нем были и полулирические отступления: «Я уже начинаю отчетливо слышать звук крыльев ангела смерти». Литвиненко зачем-то благодарил «британскую полицию, которая энергично и профессионально расследует мое дело...» К 21 ноября, когда якобы составлялся этот текст, британская полиция еще не проводила никаких следственных действий. Всего полстраницы текста, но ясно без лишних слов: Литвиненко просто не умел так четко говорить. Вспомним его редактора, журналиста Акрама Муртазаева: «...Он вываливает на стол десятки тысяч слов, потом я расставляю их по местам, убирая тысячи подробностей...» Вспомним наставление Березовского Светличной: «...фильтруйте то, что он скажет, этот человек болтает слишком много...» Но направление полемики и комментариев было определено в первые минуты после смерти.

В прессе вскоре появился подписанный Литвиненко английский текст с датой, вписанной от руки. Но кому из читателей было известно, что Литвиненко почти не знал английского, даже устного?

В «Файненшл таймс» от 4 декабря сообщалось, что именно рекламная пиар-кампания и лично лорд Белл уже четыре года работают на Березовского по контракту. В интервью газете лорд Белл подтвердил, что пока Литвиненко лежал в одной из лондонских больниц, он на общественных началах консультировал его родственников и Алекса Гольдфарба, представителя бывшего российского разведчика по связям с прессой.

По информации издания, «лорд Белл приложил руку к появлению и одной из самых узнаваемых фотографий года — Литвиненко в последние часы жизни, истощенный до крайности, — и заявления, оглашенного после смерти Литвиненко и якобы являющегося его последним словом, в котором умирающий обвиняет в своей смерти президента России».

В течение более десяти дней в Великобритании все вечерние программы новостей по всем каналам начинались с сообщений о прогрессе полицейских расследований смерти Литвиненко и нахождения все новых мест загрязнения полонием-210. На различные интервью и программы приглашались лишь члены из группы Березовского. Ведущие тележурналисты всегда подчеркивали, что такое отравление может совершить лишь государство, а не отдельный злоумышленник. Спор возникал лишь о том, участвовал ли в этом лично Путин, его непосредственное окружение или только ФСБ. Иногда допускалось, что операция была подготовлена организацией бывших сотрудников КГБ «Честь и достоинство». Наиболее агрессивную линию вел Гольдфарб. В интервью популярной вечерней аналитической программе Би-би-си «Ньюснайт» 29 ноября Гольдфарб заявлял уже утвердительно: Putin personally ordered — but there was a mistake of the dose. They wanted high dose — death: in one week. Than nobody find radioactivity because no symptoms of radiation syndrome develop. («Путин лично приказал, но подчиненные ошиблись в дозе. Хотели высокую дозу, чтобы смерть наступила в течение недели. Тогда не успели бы найти радиоактивность, так как симптомы лучевой болезни не сумели бы развиться».)

Лорд Белл от имени Березовского и семьи Литвиненко, жены отца и приехавшего сводного брата, жившего в Италии, заключил эксклюзивные контракты на освящение всех событий по «делу Литвиненко с газетами «Таймс» и «Санди таймс», предоставив им право синдикаций (совместных действий). Это, естественно, обеспечивало общую линию в толкованиях событий по всему миру. Была быстро сформирована репортерская команда из 12 журналистов этих газет, двух репортеров из Италии и одного, Марка Франчетти, из Москвы. Воскресные газеты в Англии имеют большой формат и миллионные тиражи. Но к первому воскресенью после смерти Литвиненко еще не накопилось достаточно данных для детального анализа. Подробный «специальный рапорт» готовился на 3 декабря. Он был дан под заголовком «Раскрытие кода ядерного убийцы» (Clacking the Code of the Nuclear Assassin), и основные усилия газеты были направлены на то, чтобы навязать читателю убеждение: этим убийцей был Андрей Луговой. Была помещена большая фотография Лугового. Подзаголовок обширного репортажа утверждал: «Радиоактивный яд», которым был убит Литвиненко, имеет след, который ведет в Москву. Это убийство может серьезно ухудшить отношения между Британией и Россией».

В очерке были кратко изложены и другие версии о причинах убийства. На первом месте стояла все же версия «Это сделала Москва». Владимир Путин приказал убить Литвиненко, чтобы он замолчал, и послать сигнал предупреждения другим критикам его режима. Команда спецназа была отправлена в Лондон и использовала полоний, будучи уверенной, что наличие этого изотопа никогда не будет обнаружено.

Высказывалось предположение, что убийство могли организовать и враги Путина, чтобы подорвать репутацию его правительства. Но из этих «врагов» исключался Березовский. По утверждению газеты, Березовский говорит, что он обязан жизнью Литвиненко. Олигарх не может ничего выиграть от убийства друга. Березовский пришел на поминальный обед. Россия пытается экстрагировать Березовского, и он вряд ли может сделать что-то подрывающее статус политического беженца.

Подробные отчеты о расследованиях убийства Литвиненко публиковались в начале декабря почти во всех ежедневных газетах Великобритании. Частично этот беспрецедентный поток информации и псевдоинформации, перекрывший события и иракской, и афганской войн, где гибли сотни людей, подогревался кампанией лорда Белла. Но большое значение имели и регулярные сообщения полиции, открывавшей и в Лондоне, и на авиалиниях все новые места радиационного загрязнения. В начале декабря полоний-210 был обнаружен в 24 местах. 24 ноября 2006 года в Ирландии была сделана явная попытка отравления бывшего премьера России Егора Гайдара. Он был на краю смерти, но потребовал немедленного возвращения в Москву, не доверяя ни ирландским, ни британским врачам. Спекуляции газет неизбежно объединяли отравления Гайдара и Литвиненко, подчеркивая, что они оба — «критики Кремля». Но на пик кампания в прессе, связывавшая убийство Литвиненко с руководством России, вышла 10 декабря, когда все центральные британские воскресные газеты — и серьезные «Санди таймс», «Санди телеграф», и массовые таблоиды «Сан дейли мейл», «Дейли мирор» и другие, общий тираж которых превышает 15 миллионов, предоставили свои первые страницы интервью и рассказам жены Литвиненко с большими фотографиями плачущей женщины.

На неизбежный вопрос, кто мог убить вашего мужа, г-жа Литвиненко ответила не столь определенно: «Я не могу уверенно утверждать, что приказ об убийстве исходил лично от Путина. Но то, что инициаторами были люди из Кремля или из ФСБ, в этом нет сомнения».

Следующее воскресенье, 17 декабря, было уже кануном рождественских праздников, и газеты не могли уделять много места «делу Литвиненко». В субботу, 16 декабря, первую и вторую страницы своего расширенного выпуска отвела Литвиненко только общенациональная газета «Индепендент». На этот раз ее страницы были предоставлены интервью с отцом погибшего, Вальтером Литвиненко (в настоящее время пенсионер, в прошлом был капитаном МВД и служил в охранных частях).

На первой полосе газеты был большой портрет отца Литвиненко, на второй — столь же большой — Владимира Путина. Отец Александра был более резок, чем его жена: «Я нисколько не сомневаюсь, что мой сын был убит ФСБ, и что приказ об этом был дан бывшим шпионом КГБ президентом Путиным. Он является единственным человеком, который может дать такой приказ. Его люди затем его и выполнят». В заключение интервью Вальтер Литвиненко оправдал предательство сына очень просто. Он прибыл в Лондон и начал борьбу против одной из самых террористических организаций в мире, которую возглавляет Путин. Материал был помещен под крупным заголовком «Путин убил моего сына». Все эти газетные материалы, естественно, дополнялись телевизионными. Различные спекуляции появлялись в аналитических программах. Участниками телепередач были только члены группы Березовского, сам олигарх Гольдфарб, Фельштинский, иногда «независимый» Буковский.

Чтобы утвердить уже укрепившуюся в сознании людей версию убийства, созданную СМИ Британии и США, срочно готовится книга «Смерть диссидента: Александр Литвиненко и гибель российской демократии». Ее авторы — Александр Гольдфарб и вдова Литвиненко Марина. Выход книги ожидается в мае 2007-го в издательстве Simon and Schuster. Проданы за большую сумму и права на экранизацию этой книги. Четвертый канал британского телевидения заказал производство телесериала «об отравлении бывшего русского шпиона Александра Литвиненко». Проданы права и на экранизацию более ранних книг Литвиненко «ФСБ взрывает Россию» и «ЛПГ». Конкуренцию Гольдфарбу и Марине Литвиненко составляет Алан Ковел, глава лондонского бюро газеты «Нью-Йорк таймс». Он готовит книгу «История Саши: Жизнь и смерть русского шпиона». Права на ее экранизацию также проданы Голливуду. Но эта группа сумеет осуществить свой проект лишь к концу 2007 года. Сюжеты этих книг и фильмов нетрудно угадать. Но творческая свобода необязательно должна ограничиваться реальностью. Жизнь и смерть Литвиненко, безусловно, дают кинематографу богатейший и динамичный материал.

Помню, даже Чернобыльская катастрофа в апреле 1986 года не вызвала столь длительного и устойчивого сенсационного интереса британских СМИ. Проблема, конечно, подробно освещалась в течение того времени, пока радиоактивное облако из Украины двигалось в направлении Британских островов. В начале мая 1986 года радиоактивные осадки, в основном с цезием и йодом, выпали в двух районах Шотландии и в Уэльсе, и там запретили забой овец. Но как только радиоактивное облако ушло дальше в Атлантику и на север, обсуждению проблемы уже не уделялось большого внимания. О жертвах аварии, умиравших в киевских, московских и минских больницах, писали немного — это были в основном проблемы МАГАТЭ и ВОЗ.

Причиной столь явно разогретого лордом Беллом, Березовским и др. внимания британской прессы к смерти Литвиненко был не только уникальный полоний. Скандал заслонил на время огромные международные проблемы Великобритании и США на Ближнем Востоке. В ноябре—декабре 2007 года в Ираке и в Афганистане шли наиболее ожесточенные бои с повстанцами и талибами. Гибель Литвиненко временно избавила от необходимости объяснять и оправдывать гибель десятков американских и британских солдат и сотен иракцев и афганцев. Демонизация Путина ослабила нараставшую критику Буша и Блэра и отвлекла внимание от их крайне низкой популярности. Сейчас, когда инициатива расследований переходит к российской команде детективов, приезжающих в Лондон, нельзя ожидать такого же внимания к их работе, которым пресса награждала Скотленд-Ярд.

Продолжение следует



Жорес МЕДВЕДЕВ
Данная статья вышла в выпуске №15 (362) 13 - 19 апреля 2007 г.
0




НОВОСТИ ДНЯ


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!